Курсы валют

USD
USD
   56,97      -1,24
EUR
EUR
   58,87      -1,51
Источник: ЦБ РФ

Медведев ответил на вопросы представителей средств массовой информации Центрального федерального округа

академия фсо город орёл
Разместить объявление  

академия фсо город орёл

Все про академия фсо город орёл вы сможете узнать на нашем сайте, прямо сейчас и абсолютно безплатно!

Это пятая встреча Президента с журналистами. Ранее глава страны беседовал с представителями средств массовой информации Сибири и Дальнего Востока, Поволжья, Южного, Северо-Кавказского и Северо-Западного федерального округа.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хороший день!

Непривычная обстановка. Я тут в большинстве случаев с членами Совета безопасности встречаюсь, а сегодня - с вами. Но это довольно-таки комфортно, в силу того, что в других регионах, в других округах я с журналистами встречался на выезде, а сегодня встречаюсь дома. Мне удобнее, а вам - приятнее. Давайте из этого и будем исходить.

Всех приветствую, давайте начнём работать, я в вашем распоряжении.

И.РЕПКИН: Разрешите мне, Дмитрий Анатольевич. Игорь Репкин, газета «Ежедневные новости. Подмосковье», Московская область.

Мы с коллегами желали в первую очередь поблагодарить Вас за приглашение в Ваш, возможно сказать, дом. Но я, как обитатель Московской области, желал бы подчернуть, что посёлок Горки - это как раз Московская область и есть. Исходя из этого мой вопрос к Вам от многих обитателей Московской области.

Один из самых амбициозных Ваших проектов - это формирование столичного федерального округа. Расширение Москвы уже началось, и не приведёт ли оно к полному исчезновению Московской области как субъекта Федерации? Если нет, то какие шаги Вы видите на федеральном и региональном уровнях, чтобы не допустить громадной отличия в качестве уровня жизни между «громадной Москвой», которая будет, и подмосковными городами и районами, которые сохранятся?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Не скрою, мне думается, это занимательная, успешная идея по поводу «громадной Москвы». По какой причине? В силу того, что Москва (все присутствующие бывали в Москве) всё-таки большая, и она задыхается в тех границах, которые были установлены где-то в середине XX века.

Я напомню, что тогда в Москве жило, возможно, шесть миллионов человек. Сейчас вместе с приезжими, с людьми, которые постоянно мигрируют из Москвы в Подмосковье, - это миллионов пятнадцать, возможно. Естественно, Москва не помещается в тех границах, в которых она в далеком прошлом уже существует.

Эту задачу необходимо было решать, и я придумал такую идею. Мне думается, она разумная, в силу того, что она разрешает столицу сохранить в том месте, где она есть, но одновременно с этим дать городу другое развитие. Другими словами позволить самому городу развиваться и, самое основное, создать более комфортные условия для жизни москвичей.

В чём это будет заключаться? Это будет заключаться в том, что часть государственных офисов, деловых офисов переедет за границы нынешней Москвы в новую Москву. Решение об этом должно быть принято уже в последних числах Ноября - должен быть подписан соглашение между Москвой и Московской областью. Позже, соответственно, эти документы должны пройти через местные власти и управления, а затем идёт обращение в Совет Федерации. Так что этот процесс уже приобрёл достаточно уверенную динамику.

Что будет? После того как государственные структуры, деловые структуры переедут в нынешнюю Московскую область, жизнь в Москве будет, на мой взор, всё-таки пару легче, чем сегодня, в силу того, что не будет такого потока автомобилей, я сохраняю надежду. В любом случае те госслужащие, на которых ругаются: вот они ездят, они с мигалками - не смотря на то, что пробки, конечно, в городе не из-за мигалок происходят, а просто по причине того, что огромное количество транспорта: ни при каких обстоятельствах такого не было, ещё 10 лет назад было намного меньше автомобилей - однако всё-таки я пологаю, что с этим будет легче.

И ещё один суть в том, чтобы и наши граждане, и наши предприниматели, и гости, инвесторы, иностранные гости могли бы сразу же понять, куда, за чем обращаться. В силу того, что сейчас у нас все офисы разбросаны по всей Москве: есть Кремль, есть Белый дом и огромное количество министерств и ведомств, есть парламент, есть суды - всё это планируется собрать на относительно компактном наделе земли. Сразу желаю сказать: там никто не живёт, никого не необходимо будет выселять, сейчас это пустые земли. И там появится как раз новый государственный центр.

Что, мне думается, это ещё даст? В общем, и в Москве, и в Московской области высокий уровень жизни, если сравнивать с другими территориями, но всё-таки различие есть. Естественно, распространение Москвы на громадные территории придаст динамику и пограничным регионам Московской области, разрешит подтянуть доходы обитателей Московской области к доходам Москвы, что, возможно, тоже было бы весьма и весьма комфортно.

И, наконец, самое основное - мы получим столицу, у которой есть потенциал развития, которая не скована своими прежними географическими рамками, а которая имеет возможность развиваться. И которая в определённой степени соединяет преимущества исторической Москвы, которая имеет все свои памятники, все свои культурные места, естественно, активную деловую жизнь. И одновременно с этим появится новая столица, но не порванная с исторической Москвой, другими словами мы не создаём Бразилиа либо же Астану, как это сделали наши казахские коллеги, но мы создаём новую часть столицы.

Мне думается, это достаточно успешное решение.

Е.ЛАЗУТКИНА: Елена Лазуткина, представляю тверской экономический еженедельник «Афанасий Биржа».

Дмитрий Анатольевич, вопрос следующий. Как мы знаем, со следующего года кое-какие налоги, например, налоги, которые раньше поступали в региональные бюджеты, перейдут уже на федеральный уровень. Вместе с тем расширяются полномочия регионов, например, по финансированию сети здравоохранения, которое со следующего года вполне будет финансироваться за счёт регионов. Соответственно, появляется вопрос: недостаток регионального бюджета при таких условиях растёт и выполнение бюджета становится затруднительным, вероятно ли в скором времени пересмотреть каким-то образом саму систему межбюджетных отношений, чтобы больше денег оставалось на местах, поскольку всё равняется в конечном счете регионы просят деньги у федерального центра?

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы полностью правы. Вообще это время от времени выглядит как пару хаотичное движение, в силу того, что сначала деньги на территории планируют, позже они отправляются в Москву, потому губернаторы ездят в Москву, просят деньги чтобы им их вернули в качестве субсидий, субвенций, соответствующих трансфертов. Но одновременно с этим в этом есть некая внутренняя логика. Как Вы понимаете, есть федеральные затраты, есть региональные затраты.

Чтобы не утомлять вас какими-то сухими вещами, скажу только одно: я не считаю, что существующая система межбюджетных отношений совершенная и что она должна использоваться без ограничения срока. Да, мы её сформировали в какой-то период, но сейчас довольно много аргументов в пользу того, чтобы её пересмотреть. Поэтому исходя из этого я внес предложение создать две особые группы: одну - под управлением помошника премьер-министра [Дмитрия] Козака, вторую - под управлением помошника премьер-министра [Александра] Хлопонина, которые должны до начала декабря подготовить предложения и о перераспределении полномочий между Федерацией, субъектами Федерации и муниципалитетами, и о перераспределении и перезакреплении прибыльных источников. Собственно, поэтому об этом Вы и задаёте вопросы.

Я считаю, что это потребует переосмысления того, что должно быть у муниципалитетов. Мы не можем, конечно, отказаться от того, чтобы деньги для финансирования федеральных мандатов приходили в Москву, это несерьёзно, у нас огромная страна-федерация- у нас армия, у нас полиция, у нас масса других федеральных структур, но одновременно с этим разумеется, что всё-таки закрепить дополнительные бюджетные источники за муниципалитетами и за регионами было бы верно просто по причине того, что в противном случае масса мандатов не финансируется, включая дороги, включая кое-какие вопросы здравоохранения и без того потом. Так что сейчас этот процесс набрал обороты. Результат должен быть выяснен до Января этого года. Новая система заработает, я надеюсь, либо с середины года, либо с 2013 года.

Л.СОКРУШАЕВА: Людмила Сокрушаева, газета «Тамбовская жизнь», Тамбовская область.

В нашей области есть предприятия, которые работают на оборонзаказ. Поэтому обитателей нашей области а также интересует вот какой вопрос, Дмитрий Анатольевич: как решается тревожная обстановка, связанная с размещением государственного оборонного заказа, которую Вы взяли под свой личный контроль? Возможно, что-то будет изменяться в организации размещения этого заказа в 2012 году?

Д.МЕДВЕДЕВ: Изменяться точно будет, в силу того, что и Минобороны, и оборонные предприятия провалили эту работу. Работают они плохо. Ничего не могу сказать в их оправдание.

Плохо по какой причине? В силу того, что, когда есть деньги, нужно уметь договариваться. И та и другая сторона ссылается на объективные причины. И помой-му и ту и другую сторону можно понять: Минобороны нужны качественные и недорогие либо разумно дорогие виды бронетехники, нашим оборонным предприятиям нужна определённость.

Минобороны не желает закупать старые образцы, наши оборонные предприятия говорят, что им нужны деньги на переоснащение, на то, чтобы начать производство новых образцов и без того потом. Это превращается в порочный круг.

Я давал пару раз на эту тему поручения, Правительство к этому подключалось. Сейчас всё, что называется, досогласовали, но поздно, и время ушло, и какие-то вещи пришлось сдвинуть. Исходя из этого, не меняя общих правил, необходимо будет разбираться с тем, как эта работа налажена, в силу того, что сами по себе правила нормальные. Но необходимо, чтобы они соблюдались и со стороны Минобороны, и со стороны оборонных предприятий.

Если хоть что-то в этом смысле в следующем году будет быть похожим текущий год, будет необходимо просто уже увольнять и увольнять пачками людей (и с одной, и иначе), которые отвечают за оборонный заказ. Так запрещено при наличии денег и при наличии громадного количества объектов оборонзаказа, которые мы должны получить на период до 2020 года. Я напомню, что мы должны переоснастить примерно 70 процентов, должны получить за этот период новых образцов техники, и на это предусмотрены огромные средства.

М.МОКРЕЦОВ: Михаил Мокрецов, газета «Забота», город Владимир.

Дмитрий Анатольевич, у меня таковой вопрос.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошая фамилия и имя, практически как у некоторых московских глав.

М.МОКРЕЦОВ: Имя и фамилия точно такие же, лишь отчество другое.

Д.МЕДВЕДЕВ: Просто про оборону начали говорить. И Вы говорите: «А я как раз Мокрецов».

Пожалуйста.

М.МОКРЕЦОВ: Вопрос следующий. Всемирный опыт говорит о том, что публично-политическая стабильность в государствах достигается тогда, когда власти изменяются периодически и прогнозируемы разные политические партии. Классический пример - это США, где, по сути, существуют две равноценные партии власти. У нас в стране лишь одна партия власти, получается своего рода однополярный мир, который мы, со своей стороны, на интернациональной арене часто критикуем после распада СССР.

Не считаете ли Вы, что в нашей стране настало время для создания и второй партии власти? И если да, то откуда могут быть её корни, что называется, откуда ноги её растут? Кто будет её создавать и как именно?

Д.МЕДВЕДЕВ: Понимаете, во-первых, я, конечно, не считаю, что у нас однополярный мир, в силу того, что у нас семь партий, у нас же не одна партия, а семь. И их успех либо неуспех - это, в конечном случае, решение людей, это голосование за ту либо иную структуру. Нереально создать какую-то партию и сказать: «Так, мы вторая партия власти, вы - народ РФ обязаны за нас голосовать. Вот есть «Единая Россия» - одна партия власти, а это сейчас вторая партия власти». Это было бы нехорошей пародией на демократию.

У нас семь партий, довольно много это либо мало - это отдельный вопрос. Мы в какой-то период сделали более твёрдые параметры отбора. Возможно, нам в какой-то момент необходимо их будет пару раздвинуть. Иначе, партий не должно быть через чур много, в силу того, что в этом случае, к сожалению, начинается расщепление представлений людей о том, кто должен быть из политических сил и кто должен представлять их интересы. Такая безотносительная размазанность политической картины была характерна нам в 90-е годы, когда партий проходило 30, 40. И в результате парламент выяснялся недееспособным, а интересы людей никак не учитывались, в силу того, что они голосовали за какую-то маленькую «структурку-живопырку», которая не имела никаких шансов пройти либо же получала один мандат и ничего не имела возможности сделать. Исходя из этого большие партии - это отлично.

Отлично ли то, что у нас сейчас одна партия имеет большая часть? Это, знаете, вопрос вкуса. С целью проведения определенной политики это отлично, скажу Вам откровенно и просто, в силу того, что в этом случае возможно опираться на большая часть в парламенте и проводить те законы, которые власть считает верными и за которые голосуют депутаты. Я напомню, что в 90-е годы у нас была обстановка значительно более сложная, и большая часть так называемых реформаторских законов, которые предлагали и Правительство, и отдельные депутаты, не принималась, она блокировалась другой частью парламента. Это ещё хуже.

Более того, Вы знаете, что во многих государствах действительно при наличии обычной многопартийной системы однако политические силы весьма продолжительное время находились у власти. Давайте вспомним, что происходило, к примеру, в ФРГ. 20 лет христианские демократы были у власти, 20 лет - в период после войны. Если вспомнить другие страны, в Дании, к примеру, социал-демократы находились, по-моему, около 50 лет у власти. Если говорить о Японии, там либеральные демократы 38 лет находились у власти. Если говорить о каких-то других, к примеру, политических предпочтениях, то В США демократическая партия весьма долго имела большая часть в одной из палат, по-моему, она имела в палате представителей либо в сенате лет 30 либо 40. Кстати, в Англии недавно была такая обстановка - 18 лет консерваторы были у власти, начиналось это ещё во времена Маргарет Тэтчер. Другими словами это неудивительные вещи, они не такие редкие.

У нас «Единая Россия» как политическая сила сформировалась, напомню, в 2003-м году. Сейчас у нас 2011-й год. Это не таковой громадный срок. «Надоели. Они долго у власти». В действительности, давайте посчитаем, это всего восемь лет, это не верно много.

Другое дело, как «Единая Россия» сейчас отвечает представлениям наших людей о том, как должна развиваться наша страна. На мой взор, отвечает, но окончательный ответ на этот вопрос будет дан 4 декабря. Я считаю, что всё-таки у нас не однополярная система.

Но я соглашусь с Вами, возможно, лишь в одном. Хорошо, ещё раз повторяю, когда политическая сила имеет уверенный мандат на управление страной. Это оказывает помощь. Но должен быть создан таковой механизм, при котором происходит чередование присутствия политических сил. Что это за механизм? Это законодательство, которое у нас есть, и, простите, сильные партии, за которые готовы голосовать, в силу того, что, в конечном счёте, это же ещё вопрос выбора. Люди время от времени не знают, что принесёт им, допустим, голосование за другую политическую силу, и в этом смысле, конечно, голосование от безысходности - это тоже весьма нехорошая форма голосования.

Исходя из этого я уверен, что, в конечном счёте, мы создадим такую систему (не знаю, когда это случится, на следующих выборах, через выборы), которая, возможно, будет более похожа на системы, существующие в других государствах. Но если говорить о текущей политической жизни, то я считаю, что она полностью укладывается в стандарты европейской демократии: и избирательное законодательство, и набор партий, в силу того, что у нас есть все, начиная от правых и заканчивая левыми. Как они действенны, это уже судить людям.

Е.ШИКАЛОВА: Елена Шикалова, Костромская область, газета «Северная правда».

Дмитрий Анатольевич, каждый год объявляется об индексации цены услуг и тарифов, но любой раз в процентах размер повышения считается по отношению к прошлому году, и получается таковой самообман. Другими словами если, к примеру, десять лет назад цена жилищно-коммунальных услуг составляла 1000 рублей в месяц, то с учётом ежегодного увеличения на 10 процентов за десять лет уже не 1000, а 2591 рубль. И получается 260 процентов - за десять лет, потом в соответствующей прогрессии. И ещё таковой пример: цена проезда в поезде в купе от Москвы до Владивостока была не более 7 тысяч рублей, сейчас - 18.

Вы не считаете, что именно в таковой лукавой арифметике кроется причина безудержного роста инфляции, которая вместе с активным ростом тарифов не только съедает всю индексацию заработной плата, пенсий, но и попросту обесценивает их?

Д.МЕДВЕДЕВ: Нет, не считаю, в силу того, что считается не так, как Вы говорите. Это ошибка. Считается всё по-другому, считается так, что не учитывается прежняя накопленная инфляция, то есть новая инфляция либо новый коэффициент считается к сумме уже накопленной инфляции, а не к чистой сумме. Это первое.

Второе. Конечно, необходимо следить за тем, как происходит рост тарифов. Но одновременно с этим необходимо обратить внимание, мне думается, и на другую составляющую. Дело не в том, чтобы этот тариф всё время верным образом отсчитывался от ранее достигнутого уровня, а нужно бы взглянуть, по какой причине вообще необходимо считать от того уровня? А по какой причине его не снижают? Так как вопрос в том, как издержки верным образом структурированы, как они посчитаны. По-хорошему, к примеру, если взять тариф ЖКХ, то он должен уменьшаться сообразно тому, чтобы, допустим, внедрять новые энергоэффективные технологии. И тогда база, на которую насчитывается этот коэффициент, должна быть не стабильной либо выросшей (так, как Вы говорите, либо так, как я сказал), а наоборот, по-хорошему, меньше поэтому по причине того, что необходимо снижать издержки, а не каждый год проецировать инфляционный коэффициент на существующую базу издержек, которая накопилась за пару лет. Вот в этом основная неприятность, а не в том, что они верно считают.

А вдруг говорить об инфляционных коэффициентах, если говорить о тарифе, то, конечно, это никому не нравится. Мы последние пару лет, допустим, применяли 15-процентое повышение жилищно-тарифа на услуги ЖКХ к прошлому периоду. В текущем году установили семь процентов, другими словами - по инфляции. Естественно, какая-то корректировка должна идти, но необходимо обращать внимание на то, что я сказал, на сами затраты монополий, на сами затраты организаций, которые занимаются тарифообразованием. В этом корень неприятности и в этом основные претензии наших людей, в силу того, что вместо того, чтобы обратить внимание на эту структурную составляющую, организации, которые оказывают услуги, тупо увеличивают соответствующий тариф на этот инфляционный коэффициент. Это не годится. И сюда необходимо «залазить» и антимонопольным органам, и вообще контролирующим структурам. Я пологаю, что необходимо так себя новости.

В.ЗОЛОТАРЕВ: Владимир Золотарев, «Липецкая газета», Липецкая область.

Дмитрий Анатольевич, неприятность очередности в детские дошкольные учреждения уже стала общероссийской проблемой. В нашей Липецкой области и некоторых других регионах начали выплату субсидий родителям, чьи дети пока не устроены в детские сады. Как решается эта неприятность на федеральном уровне? И будут ли выделены дополнительные средства для постройки новых детских дошкольных учреждений в регионах?

Д.МЕДВЕДЕВ: Я за последние пару месяцев много раз к этой теме возвращался. Она, естественно, тревожит практически всех людей во всех регионах, исходя из этого и Вы задаёте вопросы об этом.

У нас, напомню, очередь где-то один миллион девять сот [тысяч] детей, которые стоят на очереди в детские сады и которые не получили своих мест. Есть программа, по которой работают регионы, в каждом регионе своя. Где-то она быстрее, где-то она медленнее, но любой регион свою программу создал. По-моему, нет ни одного региона, где бы её не было. Но однако, не обращая внимания на то, что у регионов есть свои программы, конечно, эти программы не способны мгновенно решить эту задачу. Исходя из этого мы предусмотрели на следующий год порядка миллиарда рублей чтобы самую малость поддержать регионы в реализации этой программы, и, по-моему, до восьми миллиардов рублей на кредиты, которые возможно взять для постройки детских дошкольных учреждений. Так что это - федеральная составляющая. Она тоже не огромная, но разрешает этот процесс не останавливать. Если соединить все источники: и федеральные, и региональные, и муниципальные, и во многих случаях даже частные источники (в силу того, что время от времени, допустим, обязательство выстроить детский сад основано на инвестиционном договоре и на присутствии какого-то инвестора), то, я считаю, мы способны закрыть существующую очередь, во всяком случае, в наиболее дефицитной категории. А наиболее дефицитная категория - это дети от трёх до семи лет, потому что именно тогда в большинстве случаев женщинам требуется детский сад, в основном женщины возвращаются на работу. На это потребуется, я думаю, три года, возможно, четыре года. Чтобы всю очередь стереть с лица земли, я думаю, возможно, потребуется лет пять-семь. Но это решаемая полностью задача, даже, не обращая внимания на то, что фонд детских садов за период 90-х, да и начало истекшего десятилетия значительным образом уменьшился.

В.ЗОЛОТАРЕВ: Спасибо.

Д.ОЛЕЙНИКОВА: Дарья Олейникова, Орловский областной телерадиовещательный канал.

Дмитрий Анатольевич, мой родной город по праву считается студенческим городом. По численности студентов Орёл занимает одно из ведущих мест в ЦФО. Большая интеллектуальная армия, на 320 тысяч обитателей в нашем городе где-то 50 тысяч - это студенты. Но однако юные эксперты после окончания вузов устремляются на поиски достойного заработка в другие регионы, значительно чаще в Москву, а Москва, как мы знаем, не резиновая.

Скажите, пожалуйста, что планирует государство, какие программы и проекты осуществлять для поддержки молодых экспертов, особенно, в регионах?

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, молодых экспертов в действительности, которые готовят университеты, должно быть столько, сколько необходимо нашей экономике, а не столько, сколько это представляется верным, допустим, региональной власти либо же федеральной власти, в силу того, что есть объективные законы. Человек, конечно, может получить высшее образование чтобы его иметь, это хорошо, это естественно. Я напомню, что в отличие от советского периода у нас практически все выпускники школ идут в институты и университеты, а раньше это было всего лишь 20 процентов. Исходя из этого это нормальная тенденция к тому, чтобы получить хорошее образование.

Другой вопрос, откровенно говоря, хорошее ли образование даётся? Вы заявили, что у вас 320 тысяч в Орле, а всего, если я верно не забываю, в Орловской области около 800 тысяч людей живёт. В общем, регион не маленький, но и не большой в масштабах страны, до миллиона. Действительно, многочисленная армия студентов - 50 тысяч людей, у Вас, я думаю, где-то около 10 университетов.

Д.ОЛЕЙНИКОВА.: Восемь.

Д.МЕДВЕДЕВ: Восемь, видите, значит, всё справедливо. Я примерно в любой момент ощущаю, сколько должно быть этих учебных заведений. Довольно много это либо мало? С одной стороны, помой-му и не так много, иначе, я пологаю, что в период СССР их, конечно, было поменьше, это разумеется. Я надеюсь, что все эти университеты дают нормальное качественное образование. Однако ещё раз подчеркиваю, в конечном счёте, это решение самого человека - получать ему высшее образование либо нет. Какие эксперты должны быть, это снова же тоже дело региональных правительства и федеральных правительства - выяснить потребность в экспертах соответствующего уровня. Вы знаете, что у нас случилось. У нас где-то В первую очередь 90-х годов был взят крен на подготовку экспертов гуманитарного профиля. Так получилось, все желали стать юристами, экономистами, журналистами, не знаю. И мало стало людей, которые желали бы получить инженерную профессию. Это просто беда была, в силу того, что у нас промышленность сильно просела, финансовый кризис. Сейчас необходимо эту обстановку самым решительным образом поменять, в силу того, что нам реально нужны инженеры, нам нужны эксперты, которые способны организовывать производство, а представителей других профессий у нас уже много. И вот эту структуру либо, так сказать, вот этот баланс должно выяснить Правительство России и Министерство образования и науки и давать верные индикаторы в регионы, в том числе и в Орловскую область.

И ещё. Я частенько слышу о том, что давайте введём распределение. Я думаю, возможно, кто-нибудь из присутствующих, хотя здесь в основном всё люди юные, но однако ещё застал обстановку, когда по окончании университета тебя прикрепляли к конкретному месту. Вот я так завершал свое обучение, когда было государственное распределение. Вот время от времени я слышу предложения: вернуть государственное распределение. Я пологаю, что это нереально. Это нереально по самым различным причинам. У нас рыночная экономика, у нас другой трудовой баланс в стране. Но что вероятно и что, на мой взор, было бы время от времени полностью справедливо, так это направлять на учёбу, допустим, экспертов из предприятий либо требовать заключения с таким студентом отдельного соглашения между, соответственно, работодателем и университетом. И по этому контракту, если, к примеру, студент не возвращается по окончании учебного заведения (эксперт не возвращается), в этом случае, возможно, возможно требовать взыскание соответствующих денег на его обучение. В силу того, что должна быть и какая-то ответственность в отношении той организации, которая тебя отправила на учебу. Вот это, мне думается, было бы верно развивать, в силу того, что это нормальные экономические методы стимулирования.

Н.МЕДВЕДЕВ: Николай Медведев, Смоленск, «Смоленская газета».

Дмитрий Анатольевич, мой вопрос касается государственно-частного партнёрства в сфере охраны памятников истории культуры. Вы об этом говорили, когда встречались с работниками культуры из Вязьмы Смоленской области. В Смоленске это тоже весьма актуальная тема: у нас реконструируется крепостная стенки. Мы через два года отмечаем 1150-летие Смоленска. Наша крепость - жемчужина русской архитектуры. Дело в том, что памятники применять весьма сложно (башни крепостной стенки). Договориться с федералами весьма сложно. Что-то в этом замысле на федеральном уровне в законодательстве изменится?

Д.МЕДВЕДЕВ: Город у вас действительно старый и прекрасный. Одновременно с этим, если откровенно говорить, нужно вкладывать и вкладывать. Я последний раз, когда был, к сожалению, такого развития, которое бы разрешило придать дополнительную динамику городу и сохранить памятники, я пока не вижу. Это, в действительности, задача и для региональных правительства, и для власти города. Но это, скорее, комментарий в связи с посещением Смоленска.

Что касается памятников культуры. Вы правы, необходимо создавать более гибкие механизмы их финансирования. Сейчас таковой механизм через гос Думу должен пройти. Он разрешает совершать разные сделки, включая передачу объекта культуры даже в личную собственность при наличии соответствующего обязательства принимающей организации содержать его надлежащим образом, финансировать, сохранять и с серьезностью. Это не свидетельствует, что все памятники необходимо раздать. Нет, конечно. Но такие возможности время от времени стоит применять.

И, конечно, необходимо активнее завлекать всех, кто желал бы оказать помощь своему городу чтобы они просто и свои какие-то силы прикладывали, и деньги приносили.

Если говорить о государственно-частном партнёрстве. То таковой закон есть, и он непременно будет принят, и он должен разрешить финансировать и содержать государственные памятники (и федеральные, и региональные) за счёт других внебюджетных источников.

Е.ТЕПЛОВА: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Теплова Елена, Курск, представительница «Курской правды».

Тревожит очень много нетрезвой молодёжи, причем я говорю не только о Курской области, это везде, я пологаю, что коллеги согласятся со мной. Причём какого характера это опьянение (наркотического либо алкогольного) даже не всегда понятно. Дети играют во дворах не в войнушку, а в застолье с соответствующей атрибутикой. Юные родители, как догма такая, уже детей просто с пелёнок учат держать сигарету в руке и бутылку пива.

Вот такое предложение: что с этим делать всё-таки, как по-Вашему, Дмитрий Анатольевич, возможно все-таки ужесточить наказание, если мы говорим о наркотиках, за потребление наркотиков, если мы говорим об алкоголе, то ужесточить тогда появление, я не знаю, в нетрезвом виде в обществе, отыскать какую-то альтернативу институту вытрезвителей, возможно.

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Тема, которую Вы затронули, она, конечно, весьма сложная для нашей страны. Мы вчера тоже тут встречались с нашими женщинами, возможно, видели кусочек сюжета. Там этот вопрос появился полностью спонтанно в ходе диалога. И позже к нему возвращались пару раз. Из этого я могу сделать пару выводов очевидных, в общем-то, и без того.

Это действительно огромная неприятность для страны - раз. Во-вторых, эта неприятность сильно заботит женщин (во всяком случае, в большей степени, чем мужчин), особенно матерей. И, конечно, нужны какие-то непростые методы её решения.

Но, иначе, я надеюсь, Вы не думаете, что я сейчас предложу что-то такое, что разрешит эту проблему снять за пару лет. Это, к сожалению, нереально. Это связано и с историей, и с традициями, и с упадком, в котором пребывало наше государство в 90-е годы, когда ничего не осталось, не считая бутылок, в магазинах. И все эти бутылки значительным образом снизились в цене к той заработной, которую люди получали. В силу того, что эти подсчёты, они в действительности справедливо велись. У нас уже заработная плат-то, откровенно говоря, по стране не маленькая. Средняя, которую взять, допустим, она разрешает купить существенно большее количество бутылок, чем, к примеру, среднестатистическая заработная плата советского периода. Да, если считать на бутылки, как это время от времени любят делать в нашей стране, то на какие-нибудь, допустим, 200 рублей (среднестатистическая заработная плата была где-то 180-200 рублей к моменту распада СССР), возможно было приобрести существенно меньшее количество бутылок, чем на среднюю заработную плат сейчас, а она по концу года будет 24 тысячи. Можете просто легко поделить на, естественно, недорогую какую-то водку, и вы по


Если вы интересуетесь последними событиями региона, то вам необходимо посетить данный сайт, на котором собраны Новости Южно-Сахалинска Новости обновляются ежедневно, и вы всегда будете в курсе последних событий